Да еще и секвенция

Да еще и секвенцияОпубликованный вчера доклад о ДКП Банка России уточняет ранее сделанные предположения регулятора о том, что будет происходить с экономикой страны в ближайшие несколько лет. Нижняя точка последовательного («секвенциального») снижения ВВП, по расчетам Банка России, будет пройдена в конце 2022 года, найденное экономикой к середине 2023 года новое равновесие будет уже устойчивым — в 2024 году оно предполагает целевую инфляцию в 4%, экономический рост несколько выше нуля, умеренную безработицу, адаптацию производственных и логистических цепочек.

Основные параметры прогноза Банка России, который является главной составляющей доклада о ДКП, были опубликованы на прошлой неделе, поэтому ценность документа — в объяснениях текущей и будущей логики решений и действий регулятора.

Ответы ЦБ на вопросы, почему экономика РФ отреагировала на военную операцию России на Украине, санкции, торговые эмбарго и введение валютного контроля с марта 2022 года именно так, а не иначе, публикуются регулятором впервые.

Так, относительно умеренные (при таком санкционном давлении) прогнозы Банка России о снижении ВВП в 2022 году (8–10%) впервые объясняются тем, что в них де-факто есть демпфирующая составляющая — прерванный в марте сильный циклический рост экономики, которая еще в феврале 2022 года имела признаки будущего перегрева, во всяком случае, данные января—февраля позволяли предполагать превышение прогноза ЦБ динамики ВВП в первом квартале и рост выше потенциала. Все это осталось в прошлом после начала военных действий, но влияние несостоявшегося циклического взлета на экономику сохранится в ближайшие годы (отметим, что ЦБ адаптировал квартальную прогнозную модель к режиму капитального контроля), а падение ВВП к концу 2022 года, которое сейчас прогнозируется на пике (четвертый квартал, год к году) в 12,5–16,5%, без этого эффекта могло быть несколько глубже. В итоге половина спада выпуска 2022 года, как ожидается, придется на циклический спад, вторая половина — на сокращение потенциала роста ВВП.

Само снижение выпуска 2022 года в Банке России подчеркнуто характеризуют редко используемым термином «секвенциальное» — видимо, имея в виду то, что оно обусловлено последовательными, по цепочке, проблемами, постепенное разрешение которых приведет к восстановлению выпуска. Процесс этот в первом квартале 2023 года обещает быть слабым, усиливаться во втором-третьем кварталах 2023 года, и на рубеже 2023–2024 годов де-факто будет достигнуто новое равновесие в экономике. На «физическом» уровне адаптация к жестким условиям внешней торговли — это поиск новых поставщиков, рынков, контрагентов: проблемы с запасами сырья, новыми замещающими импорт товарами и технологиями будут последовательно нарастать до конца этого года. Ситуация с инфляцией ожидается более спокойной, хотя процесс перестройки (вынужденный и вряд ли несущий в себе самостоятельную ценность.— “Ъ”) будет сопровождаться повышенным инфляционным давлением. При этом технологический регресс экономики при ее структурной перестройке (см. “Ъ” от 22 апреля) в докладе о ДКП не обсуждается — возможно, в силу самоочевидности: доклад в целом предельно нейтрален политически и всегда избегает в какой-либо мере эмоционально окрашенных оценок и терминов.

Адаптация, по историческим меркам, займет в описании ЦБ минимум времени — к середине 2023 года большая ее часть уже будет реализована.

Это, отметим, означает, что она будет происходить де-факто без крупных инвестиций, чистым изменением загрузки мощностей, переориентацией логистики, поставочных цепочек и рынков сбыта, т. е. с неизбежными потерями. Если экономику РФ когда-то и ждет «рывок», то в описываемый процесс он не включен: речь в докладе о ДКП. Вообще, восторгов новая экономика после 2024 года в описании ЦБ вызывать ни у кого не должна, но сценарий не предполагает обвала и каких-либо выдающихся событий. Так, в ЦБ (без цифр) ждут «умеренного» роста безработицы при структурной трансформации, чуть большей волатильности рубля без новых валютных шоков, дисконта на российский экспорт при сохранении в 2022 года рекордного профицита торгового баланса. Отметим также оговорку ЦБ: хотя прогноз предполагает сохранение санкций до 2024 года в нынешнем объеме, в него не заложено возможного усиления давления на экономику РФ, изменений модели бюджетной политики и вообще неожиданностей, трансформирующихся в новые шоки.

Дмитрий Бутрин

По материалам: kommersant.ru

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)