Май охладил спрос в промышленности

Май охладил спрос в промышленностиКак и предполагал “Ъ”, апрельский отскок деловой активности в промышленности после провала в марте оказался разовым. Первые майские данные опросов компаний Институтом Гайдара указывают на стабилизацию ситуации в секторе лишь благодаря прогнозам выпуска, тогда как спрос стал сжиматься. На этом фоне компании перешли к заметному снижению темпов роста оптовых цен, что подтверждают и свежие данные Банка России.

Данные о состоянии промышленности, полученные Институтом Гайдара (ИЭП) на 19 мая, фиксируют стабилизацию динамики индекса промышленного оптимизма. Апрельский отскок экономической активности в секторе оказался статистическим выбросом (см. “Ъ” от 16 мая) — три из четырех индикаторов, входящих в индекс ИЭП, в мае перешли к снижению (см. график). Росли лишь планы выпуска. «Праздничный май — сложный месяц как для предприятий, так и для статистического наблюдения за российской промышленностью»,— отмечает автор исследования Сергей Цухло, добавляя, что «осложняют оценку ситуации» затянувшиеся военные действия и заморозка переговорного процесса, а также «продолжающиеся усилия «наших западных партнеров» по дестабилизации российской экономики».

Самый большой спад в мае продемонстрировала фактическая динамика спроса — она стала даже на несколько пунктов хуже, чем в марте (хотя и в марте, и в мае 2022 года была все еще лучше уровней весны 2020 года и осени 2008 года).

Вслед за снижением спроса негативную динамику продемонстрировал и выпуск, который после небольшого роста в апреле также стал хуже мартовского (в индекс показатель не входит, так как плохо характеризует состояние дел в секторе),— впрочем, и он «все еще не дотягивает до кризисных провалов 2020-го, 2008-го и 90-х годов», отмечают в ИЭП. На этом фоне доля нормальных оценок продаж в мае даже выросла до 62% после апрельских 59%. Оценки же спроса (их разрыв по сравнению с фактом остается рекордным с середины 2021 года) уменьшились в мае незначительно, а прогнозы не показали улучшения после заметного восстановления в апреле. «Это свидетельствует о желании предприятий продолжить пополнение складов готовой продукции, пока поставки извне и цены на комплектующие позволяют поддерживать внутреннее производство»,— считает Сергей Цухло. Оценки запасов готовой продукции, впрочем, выпуск не стимулируют — за счет снижения их дефицита. Он «все-таки сохранился, но стал крайне малым. С учетом особенностей текущего («санкционного») кризиса это можно считать даже плюсом»,— поясняют в ИЭП.

На фоне сжимающегося спроса в мае зафиксировано резкое торможение роста отпускных цен предприятий.

После рекордного апрельского баланса в плюс 54 пункта в мае этот показатель рухнул до девяти пунктов. Свежие данные опросов Банка России, основанные на анкетировании компаний из основных секторов экономики в первую неделю мая, фиксируют: ценовые ожидания предприятий на ближайшие три месяца снижаются второй месяц подряд, вернувшись на уровень февраля 2022 года на фоне торможения потребительской инфляции (см. “Ъ” от 19 мая). При этом если среднее по секторам снижение ценовых ожиданий составило 9,3 процентных пункта (п. п.), то в обработке — 14,4 п. п., в добыче — 9,2 п. п., а в оптовой торговле — 15,2 п. п. (максимум из всех секторов).

Столь резкое торможение оценок спроса и, как следствие, темпов роста ожидаемой инфляции делает вполне вероятным реализацию прогноза инфляции не выше 15%, высказанного вчера экономическим советником президента Максимом Орешкиным. Впрочем, сделанный им же прогноз сжатия экономики лишь на 5% в 2022 году при этом выглядит нереалистичным.

Алексей Шаповалов

По материалам: kommersant.ru

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи

Самое горячее!