Заказчик подрядчику не брат

Заказчик подрядчику не братБелый дом вернулся к борьбе с аффилированностью заказчиков и поставщиков в закупках государства и госкомпаний — ужесточающие контроль в этой сфере поправки вчера одобрены Госдумой во втором чтении. Речь идет о включении в закон механизма урегулирования конфликта интересов до совершения нарушений. Прежние попытки властей систематизировать контроль в этой сфере провалились из-за отсутствия возможности массовой проверки данных об отсутствии или наличии аффилированности заказчиков с контрагентами. Цифровизация госсектора повышает шансы на успех новой инициативы. Впрочем, по мнению экспертов, проект лишь частично решит проблемы кумовства — для устранения конфликта интересов требуется системный подход: прозрачная система госзакупок и пересмотр законодательства.

Госдума одобрила во втором чтении поправки в закупочное законодательство, призванные устранить конфликт интересов при закупках государства (ФЗ-44) и госкомпаний (ФЗ-223).

Документ вводит ограничения на участие аффилированных лиц в конкурсных комиссиях и новые требования к участникам закупок для предотвращения возможного конфликта интересов.

Как пояснили “Ъ” в Минфине, нормы нацелены на урегулирование такого конфликта — наступление негативных последствий предполагается только при его игнорировании. Предотвращать нарушения должны руководители заказчика и контрактной службы, контрактный управляющий, а также члены конкурсной комиссии. Допуск в комиссии теперь ограничен для акционеров и кредиторов контрагентов, а также физлиц с личной заинтересованностью в результатах торгов (собственников, сотрудников или управленцев компаний-контрагентов). Участники закупки, в свою очередь, должны будут декларировать в составе заявки на участие отсутствие аффилированности с заказчиками.

Попытки борьбы с коррупционными проявлениями в госзаказе предпринимаются давно. В 2012 году Минэкономики инициировало сбор деклараций о возможной аффилированности чиновников и сотрудников госАО с их поставщиками, но собранный тогда вал документов из-за отсутствия централизованных баз данных обработать не удалось. Теперь же возможности сопоставить аффилированных лиц и обработать полученные от поставщиков данные резко возросли, что может обеспечить успех правительству в новой попытке минимизировать коррупционные проявления в госзаказе. Одобренный вчера проект де-факто готовился еще в 2017 году, провести инициативу Минфин попытался в 2020 году (см. “Ъ” от 13 марта 2020 года). В итоге первое чтение проект прошел в 2021 году, а затем завис в Госдуме в ожидании технических правок — ожидается, что теперь он вступит в силу с июля 2022 года.

В Минфине отмечают, что механизм выявления конфликта интересов не отличается от действующих в иных сферах, как и правила подтверждения его отсутствия (такие же требования есть в отношении отсутствия судимости или задолженности по налогам).

«В случае выявления и неурегулирования конфликта интересов контракт подлежит расторжению по основанию несоответствия участника закупки к предъявляемым требованиям»,— сообщили в ведомстве.

Первый проректор Высшей школы экономики Александр Шамрин отмечает, что проблема аффилированности в закупочной сфере была и остается весьма актуальной. «Предлагаемые меры помогут снизить риски аффилированности. Но они будут эффективны в случае полной прозрачности системы госзакупок. В нынешних условиях это только создание условий для борьбы с аффилированностью в будущем»,— считает он (напомним, с 2014 года число закупок, данные о которых не публикуются для избежания рисков санкций и т. п., непрерывно растет). Партнер компании «Кульков, Колотилов и партнеры» Олег Колотилов рассказывает, что из-за проблемы аффилированности многие участники рынка отказываются участвовать в закупках из-за отсутствия перспектив, заказчики же ищут подставных участников. «Этот закон проблему не решит. Дело в развитой системе неформальных договоренностей, с которой этот закон ничего сделать не может»,— сетует он. Отметим, что эксперты антикоррупционного центра Высшей школы экономики также указывали на системный характер проблемы аффилированности чиновников. При этом эксперты предлагали пересмотреть подход к определению конфликта интересов, разработав отдельный закон о нем, сузив при этом и круг «подозреваемых» в кумовстве (см. “Ъ” от 13 декабря 2019 года).

Диана Галиева

По материалам: kommersant.ru

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи

Самое горячее!