Страсти по Туминасу: вокруг имени бывшего худрука Вахтанговского театра не утихают споры

Театральный режиссер с мировым именем Римас Туминас умер 6 марта. Вот уже минуло 40 дней со дня его ухода, и, кажется, смерть должна всех примирить, но вокруг имени бывшего худрука Вахтанговского театра по-прежнему не утихают споры: в России одни называют его русофилом, восхищаясь его искусством ставить русскую классику, для других он русофоб. В Литве задолго до начала СВО его записали в ряды сторонников Путина, а потом и вовсе в национальные предатели. Он же был и остается большим художником, философом, человеком, ошибавшимся и прощавшим другим их ошибки. И все-таки после сороковин пора расставить точки над «i».

Фото: Геннадий Черкасов

Что и говорить, литовец Римас Туминас, получивший руководство театром из рук великого русского артиста Михаила Ульянова, оставил заметный след в истории современного русского театра, вписав яркую страницу в его историю своими спектаклями большой формы. Его неожиданное прочтение Чехова, Пушкина, Толстого заново открывало классиков двум поколениям россиян, а русский драматический театр — миру. О Туминасе, раскрывшем свой талант именно в России и именно на русском литературном материале, заговорили сначала в Москве, а затем и в мире, отмечая масштабность его постановок, особую интонацию, острое чувство той грани, что разделяет трагедию с комедией, и виртуозное балансирование между этими жанровыми полюсами. Его спектакли, показанные на фестивалях или гастролях в США, Израиле, Франции, в Китае, Канаде, Италии, неизменно сопровождал огромный успех.

— Никогда не забуду гастроли «Евгения Онегина» в США, — вспоминает директор Театра Вахтангова Кирилл Крок. — После того как сначала на первой полосе «Нью-Йорк Таймс» был напечатан снимок Татьяны, танцующей с медведем, а после первого показа уже на 8-й полосе, освещающей события культуры, вышла огромная комплиментарная статья о России, о ее театральном искусстве, в которой было написано: «Кто еще не купил билеты, срочно рекомендуем пойти и посмотреть — это надо видеть», — в один день все билеты на оставшиеся пять спектаклей были распроданы.

Безусловный успех Мастера; но здесь стоит признать, что Туминас как режиссер мирового театра состоялся во многом благодаря России и русскому репертуарному театру, а именно Театру Вахтангова, который он возглавлял почти 15 лет. Именно здесь, когда он начал работать с блистательной труппой театра, ставить спектакли и эти спектакли получили мировое признание, пробил его звездный час. Даже в «Современнике», где еще при Галине Волчек состоялся его российский дебют (спектакль «Играем Шиллера!..»), такого не было. Вершины художественной самобытности и творческого признания он достиг именно в Театре Вахтангова. Не случайно до сих пор его называют российским режиссером, потому как и по своему рождению (мать — русская), и по школе (окончил ГИТИС, курс Иосифа Туманова) он человек российский.

— Римас Владимирович для многих из нас Учитель, Мастер, — говорит народная артистка России Мария Аронова. — И взлет нашего театра, его сегодняшняя слава во многом связаны с его именем. И за это мы ему бесконечно признательны и благодарны.

— Римас считал себя частью русской театральной традиции и школы, был ярым сторонником репертуарного режиссерского художественного театра (а в те годы активно обсуждался отказ от репертуарного театра в пользу проектного, директорского), — говорит народный артист России, ректор Театрального института им. Щукина Евгений Князев. — Его спектакли вновь пробудили интерес к современному прочтению произведений Чехова, Пушкина, Толстого. И он любил Россию. Когда мы были на гастролях в 2014 году в США со спектаклем «Улыбнись нам, Господи», украинские националисты стояли возле Сити-центра, где работал театр, и требовали запретить показы русского спектакля в Нью-Йорке, а зрителей призывали не ходить на него. Почему? Потому что такие «недостойные», с их точки зрения, артисты, как Князев, Гуськов и директор Крок подписали письмо, что Крым — это русская земля.

Так вот, на пресс-конференции, проходившей в Национальной библиотеке Нью-Йорка во время гастролей, люди, уже тогда начавшие атаку на Туминаса, спросили его: «А вам не стыдно работать на путинский режим?» И тогда Мастер не побоялся ответить: «Я не вижу ничего плохого в том, что вы называете путинским режимом. Огромной страной можно и нужно управлять достаточно жестко. Но поскольку в России я занимаюсь театром, то скажу вам, что так, как в России поддерживаются театр и культура, они не поддерживаются нигде в мире. И даже в моей родной Литве». Как мне кажется, это было яркое проявление человеческих качеств Римаса и его уважения к России. Поэтому мы чтим его память, чтим его вклад в развитие Вахтанговского театра, отечественную театральную традицию, в русскую культуру. И для нас именно такой Римас Владимирович — истинный художник, режиссер и человек. Хотя, как и всякий человек, он ошибался, что порой для него самого было губительно. Но, еще раз, он не был врагом России, каким его пытаются представить.

— Однако после начала СВО, находясь уже в Литве, он сам дал повод многим так считать, когда в телефонном разговоре, слитом потом в Интернет (что означало только одно — разговор был спровоцирован), Туминас произнес несколько резких фраз в адрес России. Разве не так? — спрашиваю я Кирилла Крока.

— Правда, и для нас это была боль. Но надо понимать, что, во-первых, он говорил это, находясь в болезненном состоянии. Во-вторых, покинув Россию, он оказался в совершенно ином политическом пространстве, где на него оказывалось колоссальное давление. Притом что в Литве его называли русофилом и приверженцем Путина. Мы об этом публично никогда не говорили, но еще до 2022 года, когда Римас Туминас работал в Москве, в Литве националисты подожгли дверь его дома, а спустя какое-то время сожгли его дом на хуторе. Все это сопровождалось угрозами и оскорблениями.

Мастер, всегда далекий от политики, оказался между двух огней — Россией и Литвой. 9 февраля 2022 года по состоянию здоровья он уволился из театра, думая остаться работать только в качестве приглашенного режиссера. Но после слитого в соцсеть того телефонного разговора и интервью пранкерам он понял, что дальнейшее сотрудничество с Вахтанговским театром для него просто невозможно. И тогда по обоюдному согласию произошло расставание, хотя это было сложно для всех. Но и в Литве, куда он вернулся под давлением семьи, местных властей и обстоятельств (он тяжело болел и желал провести последние годы в кругу родных), на массовом митинге в конце февраля 2022 года в центре Вильнюса звучали требования лишить его гражданства за сотрудничество с Россией, хотя на тот момент Туминас де-факто уже не работал в Москве. Более того, от министра культуры Литвы он получил официальный запрет на профессию. И всем театрам на территории Литвы было категорически запрещено с ним сотрудничать, даже как с приглашенным на постановки режиссером.

Как нужно было не уважать своего гражданина с мировым именем, чтобы фактически запретить ему работать в Малом театре в Вильнюсе, им же созданном! Но зато хоронили его прах, доставленный в Литву из Италии, со всеми полагающимися почестями, начав прощание в театре, из которого его изгнали.

Те, кто сегодня пытается представить Туминаса последовательным русофобом, просто не понимают, что это не так! Доказательством того служит его последняя постановка, которую он незадолго до смерти начал репетировать в Италии с артистами из Китая, — «Вишневый сад». Странный, согласитесь, выбор для русофоба: будучи смертельно больным, репетировать с иностранцами последнюю пьесу Чехова.

— Знаете, перед уходом в иной мир многим нашим артистам Римас прислал какие-то добрые слова — так он прощался с ними. Да, он сделал непоправимую ошибку, но точно об этом жалел, — заключает Кирилл Крок. — Но Россия не Украина и не Литва. Мы с мертвыми не воюем, и, как сказал наш президент, все лучшее, что обогащает нашу культуру, делает ее разнообразнее, интереснее, привлекательнее, мы должны аккумулировать. Римас Туминас поставил ряд спектаклей, уже ставших классикой, которые навсегда останутся в истории русского театра и Театра Вахтангова.

Источник

Рубрика: Культура

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи