«Надеюсь, мы делаем что-то крутое для нашего тенниса и вообще для страны»

17 Просмотров Нет комментариев

«Надеюсь, мы делаем что-то крутое для нашего тенниса и вообще для страны»

В воскресенье в Париже на Rolex Paris Masters — турнире Ассоциации теннисистов-профессионалов (ATP) категории Masters 1000 с призовым фондом €3,7 млн, Даниил Медведев завоевал свой восьмой за карьеру и первый в этом году титул. После победы в финале над Александром Зверевым из Германии 24-летний россиянин рассказал корреспонденту “Ъ” Евгению Федякову, каким образом ему удалось прервать серию неудач, преследовавших его нынешней осенью, заявил, что полностью готов к итоговому турниру в Лондоне, и объяснил, почему не хочет попасть там в одну группу с Андреем Рублевым.

— После выхода в полуфинал US Open вы на протяжении почти двух месяцев не могли выиграть более двух матчей подряд. За счет чего удалось так здорово провести парижский турнир?

— Я подтянул форму, поймал свой уровень, а с ним и ощущение уверенности. И начал принимать на корте верные решения, заранее чувствуя, куда и как правильнее посылать мяч в тот или иной момент. К тому же всю неделю хорошо подавал, обходился без двойных ошибок. То есть на самом деле показал хороший теннис.

— Какой отрезок финала против Александра Зверева стал решающим?

— Перед второй партией мне было морально тяжело. Ведь в первом сете Саша до последнего момента не имел ни одного брейк-пойнта, а я плохо начал заключительный гейм, получил 0:40 на своей подаче, потом взял два мяча, но при счете 30:40 допустил «плохую» ошибку. В перерыве все это крутилось перед глазами. Я понимал, что теперь мне придется брать две партии у человека, который сейчас очень здорово подает. При счете 1:1 во втором сете у меня было четыре брейк-пойнта, я не использовал их, но продолжал давить. И на 4:4, наверное, выиграл на его подаче ключевой гейм в этом матче. Правда, потом еще был второй гейм третьей партии, в котором уже он имел четыре брейк-пойнта. Но я подачу все-таки удержал.

— Это ваш третий титул на турнирах категории Masters 1000. Можете сравнить его по значимости с двумя прошлогодними, выигранными в Цинциннати и Шанхае?

— Все три этих титула значат для меня очень много, и выделить какой-то один из них я не могу. Но добывались они по-разному. Например, в Цинциннати я приехал просто мертвым от усталости, но тем не менее показал нереальный теннис. В Шанхае были очень красивые победы на фоне полной уверенности. А в Париже, куда я приехал после поражения в Вене, было иначе. Я чувствовал, что мне чего-то не хватает, что в самые важные моменты матчей игра немного ломается. И вдруг все сошлось, встало на свои места. Поэтому сейчас я чувствую себя превосходно!

— Какие ощущения вы испытывали, играя при полном отсутствии болельщиков в таком большом зале, как AccorHotels Arena?

— Были некоторые вещи, на которые раньше я не обратил бы никакого внимания. Например, в пустом зале резонирует любой шорох. Перед выполнением подачи можно услышать, как фотограф нажимает на кнопку спуска затвора фотоаппарата. Иногда это мешало, хотя по большому счету мы все к этому уже привыкли. Конечно, очень хочется, чтобы зрители снова вернулись на стадионы.

Пока я не представляю себе, какие ощущения испытывали чемпионы, побеждавшие в Париже при полных трибунах. И хочется это узнать.

— В воскресенье в Лондоне начинается итоговый турнир года Nitto ATP Finals, где вы в прошлом году выступили неудачно. В какой степени вы готовы к нему сейчас?

— На сто процентов. Все-таки этот сезон бы короче, чем предыдущий, и я не чувствую себя выжатым как лимон. В Париже получилась очень крутая подготовка к Лондону. Теперь надо пару дней отдохнуть, уже в Лондоне немного потренироваться, и можно бросаться в бой.

— Хотелось бы вам попасть в одну группу с Андреем Рублевым?

— Скорее нет. Нам было бы намного приятнее сыграть в финале, а если мы окажемся в одной группе, то шансы на это уменьшатся. Кстати, хотелось бы, чтобы на каком-нибудь большом турнире, наконец, состоялся русский финал. Потому что с Кареном Хачановым мы дважды встречались в полуфиналах, в том числе в Москве два года назад, с Андреем — трижды в четвертьфиналах, как на US Open, а до финалов дело еще не доходило.

— В Лондоне будет по-своему уникальная ситуация. Ведь кроме вас и Рублева там также сыграют Александр Зверев и Стефанос Циципас, чьи родители были чемпионами СССР по теннису, то есть, по сути, вышли из одного гнезда. Интересно, вы обсуждаете между собой подобные вещи?

— Да, но в основном все-таки с Кареном и Андреем, с которыми я дружу и поэтому общаюсь гораздо чаще.

Надеюсь, мы делаем что-то крутое для нашего тенниса и вообще для страны. И хотелось бы дождаться того момента, когда мы втроем будем в первой десятке, добьемся хороших побед на ATP Cup (командный турнир ATP.— “Ъ”) и в Кубке Дэвиса.

Если же говорить о других ребятах, то надо учитывать, что на юниорских турнирах важен даже год разницы. С этой точки зрения Андрей все-таки ближе к Звереву, с которым они ровесники, я — к Карену, а Циципас из нас самый младший.

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)

Срочные новости!