Внучка призналась в оговоре деда, получившего 12 лет колонии

18 Просмотров Нет комментариев

Несколько лет назад 58-летнего Сергея Дахова обвинили в том, что тот в течение 10 лет совращал свою сводную внучку Аню. Однако через год девушка призналась: никакого совращения не было.

Теперь внучка как к себе домой ходит на приемы к следователям — в обнимку со своим чистосердечным признанием. Но если заявление о преступлении когда-то приняли без лишних разговоров, то о новом заявлении Ани не хотят слышать. Тем временем Дахов продолжает мотать свой срок в колонии строгого режима.

«МК» попытался разобраться в семейной драме и выяснил, насколько легко сфабриковать дело о сексуальных домогательствах и насколько сложно его прекратить.

Лариса Куликова жила со своим вторым мужем душа в душу.

Фото: Из личного архива

Аня

Младенец в «двушке» на Ярцевской улице появился через несколько дней после Нового года. Страна продолжала гулять, а у Куликовых ходили на цыпочках — берегли покой новорожденной.

— Моему сыну Денису, когда появилась Анюта, было всего 16 лет. Его сожительнице — 22 года. Они не был расписаны, но после рождения ребенка, естественно, стали жить в нашей квартире. Там жили я, мой покойный муж и старший сын, — рассказала Лариса Куликова.

Несколько месяцев Денис и его подруга пытались вжиться в новые роли и исправно выполняли родительские обязанности. Домочадцы тем временем стучали по дереву, чтобы не спугнуть счастье сына-подростка. Однако скоро унылым будням с распашонками и молочными смесями пришел конец:

— Молодым быстро надоело играть в родителей. Первой загуляла Алиса, которая хоть и была старше сына на 6 лет, но по своему развитию ушла недалеко… Помню, как Денис спихивал ее с кровати, чтобы она шла кормить дочку. Такой грохот в квартире стоял! — рассказывает 58-летняя Лариса Вячеславовна.

Загулы матери Ани закончились тем, что через год ее лишили родительских прав. Не до ребенка было и отцу, который все не терял надежды найти свою настоящую любовь. Женщины то появлялись, то исчезали в его бурной жизни. Детей от этих связей становилось все больше и больше. Сегодня у Ларисы Вячеславовны, не считая Ани, пятеро внуков.

Куликовой ничего не оставалось делать, как исправлять ошибки молодости сына, и женщина фактически стала матерью для своей первой внучки.

Новые квартиры

В 2008 году Куликовы получили новую квартиру в Бутове, которую ждали 22 года. Кроме того, «теремок» на Ярцевской, в котором ютилась вся семья, в том же году пошел под снос, и государство в обмен выделило еще две однокомнатные квартиры. В итоге у семьи образовалось сразу три жилплощади.

Новую квартиру в Бутове Денис стал сдавать, а сам тем временем ютился у своих многочисленных дам. В одну из новых «однушек» переехала семья старшего сына. А в квартиру на Рублевском шоссе — бабушка с 4-летней внучкой Анечкой. Первый муж Ларисы Вячеславовны к тому времени умер.

— После смерти мужа я нанимала нянь. Этим и спасалась. Они забирали внучку сначала из садика, потом из школы. Одна няня жила прямо в нашем подъезде, и это было очень удобно. У нее дома внучка делала уроки, кушала. А я вечером приходила и забирала ребенка домой. Она всегда была под присмотром. Когда я могла, забирала ее к себе на работу, в магазин. Денис денег не давал. В воспитании не участвовал. Чему удивляться? Вторую дочку от следующего брака он вообще оставил в роддоме. Свою беременность сноха скрывала, а о ребенке мне рассказали, когда все произошло, — рассказывает Лариса Вячеславовна.

По словам женщины, каждый раз сын обещал Ане, что приедет, и девочка верила.

— Какой-никакой, но Денис ее отец. Конечно, внучка его очень любила, днями его ждала. Я ей говорю: «Анюта, пойдем гулять! Хватит сидеть». А она: «Нет, я не пойду — ко мне папа должен приехать». И он не приезжал… Я ему сколько раз говорила: «Это ребенок, и он тебе верит. Ну не можешь ты приехать, так хоть не обещай». Приедет: «Мам, дай денег». Выйдут с Аней на улицу. Он пиво пьет, она рядом. Вот и все общение. Хоть бы сводил ребенка куда-нибудь.

Вскоре женщина стала подозревать, что сын появлялся исключительно с одной целью — перехватить денег. Брал и не отдавал.

— В какой-то момент я просто перестала ему давать деньги. На мне и так обязанности — вырастить, одеть, обуть, накормить ребенка, оплатить нянь…

Денис Куликов, уверена его мать, затеял дело с оговором из-за богатого наследства.

Фото: Кадр из видео

Дед

Через некоторое время после переезда в личной жизни Ларисы Вячеславовны наступили перемены. Снова сразу же после Нового года в ее жизни возник родной человек.

Сергея Дахова — мужчину с серьезными намерениями и приличным приданым — привели знакомить общие подруги.

— Это произошло 3 января 2010 года. Мы сразу понравились друг другу, стали созваниваться, ходить друг к другу в гости. А потом было решено, что Сергей из своей квартиры переедет ко мне на Рублевку, — немного смущаясь, говорит Лариса Вячеславовна.

Поклонника ничуть не стесняла 6-летняя Аня, которую он сначала принял за дочь любимой женщины. Мужчина был готов воспитывать чужого ребенка. Уже через год Лариса и Сергей расписались.

— Сергей работал водителем, иногда подрабатывал в выходные. Я в магазине работала. Мы получали зарплаты, капали деньги и за сдачу квартиры Сергея. Денег хватало, жили хорошо, — вспоминает женщина.

Аня ни в чем не нуждалась: обновки, планшет, роликовые коньки, телефоны…

Новый муж делил с Ларисой Вячеславовной не только радости, но и беды. Чего стоила битва за внучку, когда той исполнилось 9 лет!

— Анюта всегда хорошо училась — с детского сада умела читать и писать. Но в школе у нее случился конфликт с учительницей. Я решила перевести внучку в другой класс. Учительницу, видимо, это задело, и она позвонила своей знакомой в отдел опеки. Там выяснили, что Анюта не проживает со своим отцом, и ее забрали, — меняясь в лице, говорит Лариса Вячеславовна.

Прав на ребенка у Ларисы Вячеславовны не было. Поэтому забрать Аню уже из Дома ребенка имел право только родной отец. Но ему все время было некогда.

— Он должен был это сделать в течение трех недель. Если бы он опоздал, то внучку бы определили в детский дом, а его лишили родительских прав. Я каждый день ездила ему по ушам, чтобы он поехал за дочерью. Он собрался только в последний день. Я чуть с ума не сошла. После этого я сделала доверенность на Аню, — вспоминает Лариса Вячеславовна.

С внучкой у деда отношения складывались хорошо. А вот со сводным сыном он состоял в перманентном состоянии войны. Денис, можно сказать, отравлял размеренную жизнь молодоженов.

— Он появлялся у нас в квартире, и все готовились к скандалу. Муж действовал на него как красная тряпка на быка. Случались и драки. Самый страшный скандал произошел прямо перед задержанием Сергея, — рассказала женщина.

Тогда Денис приехал к матери в дурном настроении. По свежему амбре было понятно, что мужчина навеселе. На кухне молодой человек продолжил выпивать, и, как это бывает, от алкоголя у него развязался язык.

— «Если бы не ты, то я бы давно жил в этой квартире!» — это Денис кричал моему мужу, когда тот пытался за меня заступиться. Когда Сергей спросил у него: «А мать куда?», он ответил: «Я бы ее мышьяком отравил». Уж не знаю, шутка это была или нет, но прозвучало угрожающе. Между ними завязалась драка, еле разняли, — рассказала Лариса Вячеславовна.

Тогда женщина четко осознала, что сын будет биться за эту квартиру:

— Сын ни дня нигде не работал. Куда бы я его ни пристраивала, он вылетал оттуда максимум через две недели. Когда же появилась квартира, он сообразил, что очень удобно жить на деньги от арендодателей.

Сергей Дахов воспитывал внучку любимой женщины как своего ребенка.

Фото: Из личного архива

Отчий дом

В 2016 году Денис предложил Ане пожить с ним. Случилось это знаменательное событие как раз перед рождением его очередного ребенка.

— Я очень обрадовалась, потому что хотела жить с отцом. Но только потом я поняла, что меня позвали ухаживать за новорожденным, — рассказывает «МК» девушка-подросток.

Условия жизни в доме отца, мягко говоря, были спартанскими. Девочке не только не разрешали выходить из дома, но и за любое непослушание та получала оплеухи.

— Папа не давал мне денег даже на лекарства. А когда находил у меня, то забирал себе. Это даже не обсуждалось. С мачехой мы были в более-менее нормальных отношениях. Но заниматься мной ей было некогда, — рассказывает Аня.

В новой семье царила крайне нервная обстановка. Иногда «прилетало» гражданской жене. Но чаще всего мужчина срывался на подростке.

— Однажды мы сильно поссорились. Он схватил меня и бросил на кресло. Взял подушку и стал душить. Я очень испугалась, и, только когда перестала шевелиться, он перестал это делать, — рассказывает Аня.

Причиной вспышек гнева у Дениса могла быть его разгульная жизнь, вернее, так называемые отходняки. Мужчина, оказывается, любил не только выпить. Дочка часто видела отца и его друзей с пластиковой бутылкой, через которую те что-то вдыхали.

— Я теперь в деталях знаю, как это делается. Потому что за всем этим наблюдала, — обходя слово «наркотики», пытается объяснить Аня.

— Он же заставил внучку собирать пластиковые бутылки для своих этих дел… А я все думала, почему Аня просит меня не выкидывать их, а отдавать ей… — поддерживает разговор Лариса Вячеславовна.

Задержание

7 апреля 2018 года Аня, как обычно, забежала к бабушке с дедом: пообедать и похвастаться новым паспортом.

— Дело в том, что мы с дедом помогали Анюте сделать паспорт. Поэтому внучка пришла показать его и поблагодарить нас с мужем.

На следующий день, 8 апреля, в квартире раздался телефонный звонок.

— Позвонил Денис и спросил, дома ли мы. Я сказала, что мы с мужем только пообедали и сели смотреть телевизор. Через минуту раздался стук в дверь, — бледнея, вспоминает Лариса Вячеславовна.

На пороге стояли полицейские из ОМВД по району Кунцево. Они обыскали квартиру и забрали супругов на допрос. В кабинете следователя прояснилась причина задержания — растление внучки. В качестве доказательства были предоставлены показания подростка. В своем заявлении, вставляя скабрезные подробности, девушка рассказывала, как дед якобы хватал ее за интимные места.

— На следующий день мужа отвезли в Следственный комитет, где до часа ночи проводили следственные мероприятия. Ему подсунули защитника по назначению, которая посоветовала подписать признательные показания.

По ее словам, Сергей не понимал, что подписывает. Во-первых, он находился в стрессе. Во-вторых, он забыл дома свои очки и почти ничего не видел:

— Муж поставил подпись там, где ему велела адвокат. Она ткнула пальцем в листок и сказала: «Вот тут подписывай!»

По словам Ларисы Вячеславовны, в материалах дела стали обнаруживаться такие детали, от которых волосы вставали дыбом.

— Например, следователь написал, что Сергей с утра до вечера приставал к Ане. Так и написали «с 10 часов утра и до 10 часов вечера». Это как? Почему с утра? А я где была в нашей однокомнатной квартире, по их мнению? Аня же прошла медицинские обследования, которые показали, что половых контактов у нее не было. Сергею также была назначена судебно-медицинская экспертиза, которая показала, что сексуальных расстройств, в том числе педофилии, у него нет (в распоряжении «МК» имеются данные документы. — Прим. авт.), — рассказала Лариса Вячеславовна.

К слову, позже Анечка также добровольно прошла полиграф, который показал, что она действительно оговорила деда.

В тот же день старший следователь Кунцевского межрайонного следственного отдела беседовал и с Аней. Как позже призналась сама Аня, разговора как такового не вышло — перебивая дочь, на все вопросы отвечал Денис.

Любопытно проходила и очная ставка Дахова с внучкой. Следователь дал указание Ане, которая к полуночи хотела спать, отвечать на все вопросы «да» или «нет». В итоге вопросы задавались только Дахову, которые, как уже говорили, были признаны недопустимым доказательством. Тот отрицал свою вину. Аня молчала.

Итогом в том числе и этих следственных мероприятий стало видео с показаниями Дахова. В письменной расшифровке речи утверждалось, что дед неоднократно щупал за интимные места свою внучку, потому что она ему нравилась, и т.д.

Позже, в суде, этот вещдок признали незаконным и постановили уничтожить. Во-первых, на диске почему-то стояла дата 18 марта 2018 года. Во-вторых, то, что говорил Дахов, никак не стыковалось с тем, что было записано в текстовой расшифровке.

— На видео следователь спрашивал мужа, как его зовут, кто его жена, где он прописан. Потом странные паузы — и муж: «Да, она на пенсии». Вот и все видео, — рассказала Лариса Вячеславовна.

Примечательно, что вызванные в суд сотрудники МВД, что называется, умыли руки — заявили, что никакого видео вообще не снимали.

В конце февраля 2019 года Кунцевский районный суд приговорил Дахова к 12 годам и 6 месяцам колонии строгого режима.

Возвращение внучки

Лариса Вячеславовна не разговаривала со своей внучкой около года. Во-первых, так посоветовал сделать адвокат — чтобы не давать повода стороне обвинения говорить о давлении на подростка. Тем более каждый шаг Ани контролировал ее отец. Во-вторых, бабушка была ужасно обижена и не могла понять мотива поступка внучки.

Перед Пасхой в 2019 году Аня позвонила бабушке. Та не смогла отказать. Во время первой встречи Аня подтвердила, что оговорила деда. Девушка рассказала, что накануне задержания не только похвасталась новым паспортом, но и успела прошерстить карманы Дахова. К слову, делала она это неоднократно — ведь в семье отца Ане приходилось выживать, и другого способа позаботиться о себе она не знала.

Денис в тот же день обнаружил деньги, которые прикарманила его дочь, и… забрал их себе. Кстати, украденные 1200 рублей он, вероятно, и не думал вернуть.

— Папа устроил скандал, посадил меня под домашний арест. Сказал мне: «Сиди и думай, зачем ты взяла эти деньги». А сам пошел на балкон курить. Вернувшись, он сказал мне собираться в полицию… Я боялась, что он меня сдаст в детский дом, куда я чуть не попала, когда мне было девять.

Ане также призналась бабушке, что отец сказал ей «поработать» с друзьями.

— По просьбе отца я подговорила своих одноклассников дать показания против своего деда. Одноклассница растерялась в суде, а вот друг четко рассказал, о чем мы с ним договаривались. Сейчас он готов пойти в полицию и признаться в том, что соврал по моей просьбе, — рассказала Аня.

Примечательно, что в суде интересы подростка представлял не ее родной отец, а опекунский отдел. Дениса отстранили, потому что он снова не справился со своими обязанностями. А чуть позже, когда с Сергеем Даховым было покончено и тот отправился в колонию, Денис просто выставил дочь. Девушка некоторое время ютилась у своих подруг.

Теперь Аня и бабушка ходят на приемы к следователям, где их уже все знают. В конце марта 2020 года Аня написала в ОМВД Кунцево официальную бумагу. В своем чистосердечном признании она пояснила, что она и ее друг Егор оговорили Дахова. Но старший следователь, который вел дело о растлении, отказался возбуждать дело о заведомо ложном доносе — «в связи с отсутствием события преступления». В Мосгорсуде также отказались пересматривать приговор Кунцевского суда, посчитав, что дело было рассмотрено законно.

А в конце октября постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту заведомо ложного доноса вынес и старший следователь Кунцевского межрайонного следственного отдела ГСУ СКР Алексей Панютищев. Грамотный сотрудник, чьими достижениями гордится отдел (его фамилия украшает Доску почета), не стал вызывать на допрос действующих лиц этой истории — ни Дениса, ни Аню, ни Егора, ни самого Дахова. Он просто скопировал куски текста с предыдущих документов и составил таким образом новую бумажку. Примечательно, что скопировал не только с точностью до запятой и точки, но и со старыми ошибками. Например, в одном месте «адвокат по имени Олька» так и осталась в новом документе «Олькой»…

Разумеется, мы попытались выслушать противоположную сторону. Мой диалог с отцом Ани достоин того, чтобы привести его дословно.

— Денис, здравствуйте. Мы готовим материал в связи с обвинительным приговором в отношении мужа вашей матери. Можно задать вам несколько вопросов?

— Вы посмотрите, в открытом доступе есть очная ставка. Посмотрите видео и сразу материалы перестанете делать, — и в трубке раздались короткие гудки.

Дальнейшее общение происходило посредством эсэмэс.

«Денис, вам сложно помочь? В ваших же интересах, чтобы бы мы эту ставку посмотрели, разве не так?»

«Мне пофиг! На вашу работу! Разводить лохов будете. Видал я уже вам подобных».

«Вообще-то вас обвиняют в том, что вы своего ребенка мало того что бросили, так еще и заставили оговорить мужа матери. Из-за квартир. Неужели нечего сказать?»

«НАСРАТЬ!», «Цеплять бесполезно! Сотрудничать я не собираюсь. Удачи пока».

«Хорошо. Комментировать ничего не надо. Просто сбросьте ссылку на очную ставку. Буду вам признательна».

«Подайте запрос в ОМВД Кунцево и получите!»

В отделе опеки и попечительства муниципального района Кунцево были более вежливы. На наши вопросы о Денисе и его семье — в частности, почему не папа представлял интересы дочери в суде, — они просто тактично ответили, что не имеют права разглашать подобную информацию.

— Сейчас я очень раскаиваюсь за то, что сделала. Поэтому пообещала бабушке идти до конца, чтобы деда освободили. Потому что это мой долг перед ней, — не унывает Аня.

А что Лариса Вячеславовна? Женщина признается, что до сих пор борется со своими чувствами. Внучка, разрушившая ее жизнь и разлучившая с близким человеком, — родная кровь.

— Аня мне как-то сказала: «Бабушка, а ведь ты до сих пор не можешь меня простить?» Я ей честно предложила поставить себя на мое место. Я думаю, что со временем все получится. Мой муж, кстати, Аню простил. Он знает, что Анюта теперь живет со мной, и даже спрашивал, как у нее дела…

Спросите, а что же с квартирой, на которую так претендовал сынок? Лариса Вячеславовна переписала свою собственность на близкую родственницу.

— Я не знала, чего ожидать от Дениса — он непредсказуемый. Поэтому я поговорила со своей родственницей и решила переписать квартиру на нее, от греха подальше. Так сказать, застраховала себя от «несчастных случаев».

Связываться со скользкими темами боятся многие — и органы опеки, и учителя, и журналисты. Детально разбираться в ситуации и выяснять, кто на кого посягнул — взрослый дядя на ребенка или ребенок на дядю, — часто не хотят и правоохранительные органы. Кому охота брать на себя ответственность и в случае ошибки получить незаслуженное «покровитель педофилов». Нет уж, пусть лучше сидит… С таким настроением следователи начинают проводить очные ставки, назначать экспертизы. «Следствие невиновного не накажет», «Дыма без огня не бывает…» — наверняка так думает и простой обыватель, не вникая в суть собранных доказательств, построенных зачастую только на показаниях «потерпевших».

Вот круг и замкнулся. А потом начинают обивать пороги прокуратур с чистосердечными признаниями, снимать видеообращения к президенту и взывать к общественности.

В очень непростых «педофильских» делах нужны не только профессионализм и чуйка следователя. Нужна еще и некая отвага — допустить мысль, что обвиняемый, возможно, и еще десять раз возможно, невиновен.

В случае с Даховым сегодня нужна смелость признать ошибки, если они, конечно, были сделаны, и исправить их. Ребенок — на то он и ребенок, чтобы за ним следили и отвечали за него взрослые. А вот за взрослых, при условии, что они невиновны, заступится кто? Жена 58-летнего Дахова считает, что муж не досидит до освобождения — тюрьма уже сильно пошатнула его здоровье. Не слишком ли это много за нежелание честно разбираться в ситуации, если уж сами потерпевшие говорят об оговоре?

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)

Срочные новости!