Vostok — дело прошлое

16 Просмотров Нет комментариев

Vostok — дело прошлое

Верховный суд РФ освободил из-под домашних арестов основателя фонда Baring Vostok Майкла Калви и его предполагаемых сообщников, обвиняемых в растрате 2,5 млрд руб., принадлежащих банку «Восточный». После того как в рамках мирового соглашения банку был полностью возмещен предполагаемый ущерб, из-под обеспечительных мер было освобождено и имущество фигурантов скандального расследования. Теперь защита рассчитывает убедить суд прекратить само уголовное преследование инвесторов за отсутствием события преступления. Однако если этого не произойдет, срок запрета определенных действий, под которым теперь находятся обвиняемые, не будет им зачтен при вынесении приговора.

Оглашая постановление об изменении меры пресечения, судья ВС Василий Зыкин сообщил, что данное решение принято потому, что из-за окончания следственных действий у обвиняемых Майкла Калви, партнера фонда по индустрии финансового сектора гражданина Франции Филиппа Дельпаля, партнера Вагана Абгаряна, директора по инвестициям Ивана Зюзина, бывшего генерального директора Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максима Владимирова, а также бывшего председателя правления «Восточного» Алексея Кордичева и экс-директора банка по инвестициям Александра Цакунова больше нет возможности как-то повлиять на расследование дела или оказать давление на свидетелей. При этом суд учел семейное положение обвиняемых, их социальный статус, хорошие характеристики с места работы и жительства, а также наличие детей.

Суд учел и то, что недавно Майклу (Калви.— “Ъ”) была проведена операция по поводу онкологии, в связи с чем он нуждается в уходе»,— уточнил “Ъ” адвокат Тимофей Гриднев.

Майкл Калви и Филипп Дельпаль указали, что просто не могут скрыться за границей, оказать давление на свидетелей либо помешать расследованию дела, поскольку следствие завершено еще год назад, а границы России с большинством стран закрыты из-за пандемии коронавируса. Их защитники предложили ограничиться подписками о невыезде и надлежащем поведении.

Изучив эти материалы, ВС пришел к выводу о необходимости изменения обвиняемым меры пресечения с домашних арестов на запрет определенных действий. Хотя большая часть ограничений осталась в силе. Обвиняемым, как и раньше, запрещено использовать средства связи, интернет и почту, общаться друг с другом, с представителями КБ «Восточный» и посторонними лицами. При этом они, правда, получили возможность чаще бывать на улице, но должны возвращаться домой в восемь вечера и до шести утра находиться в своем жилье. Участие в массовых мероприятиях им также запрещено.

Запрет определенных действий, по сути, является тем же домашним арестом, но время, которое под ним будут находиться обвиняемые, в отличие от первой меры пресечения, суд не зачтет в случае вынесения обвинительного приговора.

Изменив меру пресечения обвиняемым, судья Зыкин освободил из-под ареста их имущество, поскольку банку «Восточный» в рамках мирового соглашения с ПКБ был полностью возмещен ущерб в размере 2,5 млрд руб.

Представитель банка, подтвердив это, заявил, что гражданский иск, заявленный в рамках уголовного дела, будет отозван сразу после начала судебного разбирательства по существу, поскольку финансовых претензий у руководства «Восточного» к обвиняемым больше не имеется.

О конфликте между основными акционерами банка «Восточный» стало известно в марте 2018 года. Акционерному конфликту предшествовало слияние «Юниаструма» и «Восточного», после которого крупнейший на тот момент акционер, компания Evison Holdings Limited под контролем Baring Vostok, предоставила структуре Finvision Holdings Limited Артема Аветисяна опцион на 9,9% акций банка за 750 млн руб., который позволял последнему получить контроль над объединенным банком. Когда пришло время исполнения опциона, структура Baring Vostok отказалась его выполнять. Согласно позиции Baring Vostok, незадолго до сделки по объединению «Юниаструма» и «Восточного» господин Аветисян вывел активы на миллиарды рублей, что стало нарушением акционерного соглашения и лишило его права на увеличение доли.

Однако суд в этом споре встал на сторону «Финвижн» Аветисяна, который впоследствии добился получения спорных акций от Evison и получил контроль над банком.

За это время в российской, британской и кипрской юрисдикциях был инициирован ряд исков обеими сторонами.

Наравне с арбитражами акционерный конфликт обострился и уголовным делом. Напомним, что, по версии Следственного комитета России, в 2015 году обвиняемые создали группу для хищения средств банка «Восточный» в пользу офшорной компании Balakus Company Limited, подконтрольной дочерней компании Baring Vostok «Бэринг Восток Менеджер Холдинг Лимитед», а также самому банку. Их целью были 2,55 млрд руб. кредитных средств, выданных в 2015 году ПКБ. Следствие считает, что на тот момент они не были обеспечены и поэтому могли считаться невозвратными.

Правда, в феврале 2017 года условия кредитования были изменены, и обязательства перед банком были погашены ценными бумагами. Balakus Company Limited приобрела 59,9% акций люксембургской компании International Financial Technology Group, которые были переданы банку в качестве отступного.

Однако миноритарный акционер КБ Шерзод Юсупов, партнер господина Аветисяна, посчитал, что акции не покрывали и малую часть кредитов, оценив их в 600 тыс. руб.

В связи с этим он в феврале 2019 года направил в службу экономической безопасности ФСБ заявление о мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). По этой статье изначально и расследовалось уголовное дело, пока его не переквалифицировали на растрату (ч. 4 ст. 160 УК).

В декабре 2019 года следствие по делу было закончено, и обвиняемые приступили к ознакомлению с его материалами. А в конце октября этого года Генпрокуратура РФ утвердила обвинительное заключение по делу о растрате.

Разрешил ВС и вопрос с подсудностью дела. Поскольку преступление в отношении банка «Восточный» формально было совершено в Амурской области, по месту регистрации КБ, дело могли рассматривать в Благовещенском горсуде. Но в Генпрокуратуре посчитали, что свидетелям и обвиняемым, учитывая пандемию коронавируса, будет сложно летать на Дальний Восток, в связи с чем заместитель генерального прокурора Виктор Гринь предложил ВС перенести слушания в Москву. При этом господин Гринь указал, что рассмотрение дела в Благовещенске нежелательно еще и потому, что в данном регионе обвиняемые имеют значительный административный ресурс, из-за чего обеспечить объективное судебное следствие будет затруднено.

В итоге было решено рассматривать дело в Москве.

На предварительных слушаниях адвокаты собираются ходатайствовать о прекращении уголовного преследования своих подзащитных, поскольку в уголовном деле фактически нет потерпевших, а это обязательное условие для растраты.

«Их уголовное преследование, которое длится год и девять месяцев, должно быть прекращено, потому что в деле нет не только потерпевших, но и состава преступления»,— отметили в Baring Vostok, добавив, что банк «Восточный» отозвал претензии, получив повторное возмещение средств.

«В любом случае мы собрали все доказательства невиновности, которые представим в Мещанском райсуде»,— заявил “Ъ” господин Гриднев.

Опрошенные “Ъ” политологи уверены, что так называемое дело Майкла Калви будет прекращено. Перелом в этом деле наметился, когда его фигурантов перевели под домашние аресты, полагает директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин: «Это означает, что инициаторы данной истории стали получать то, на что рассчитывали. Первое смягчение по Калви и его коллегам совпало с переходом прав собственности к его российским партнерам. И чем более прочным становился такой переход, тем легче становилась судьба Калви. Когда в этом вопросе будет пройдена точка невозврата, Калви выйдет на свободу — гораздо более бедным, но с незапятнанной репутацией».

Эксперт считает дело Калви ярким примером «силового предпринимательства», когда силовой ресурс (в данном случае — возбуждение уловного дела) используется для давления на бизнес с целью его передела.

«Таких примеров в России десятки, если не сотни тысяч — нужно только внимательно следить за статистикой бизнес-омбудсмена. Это дело получило широкую огласку благодаря пиарщикам Калви и потому, что он иностранец»,— добавляет господин Салин.

Президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко согласен, что дело Майкла Калви прекратят «с 90-процентной вероятностью», а причины этого, на его взгляд, кроются в удовлетворении требований истцов: «История очень простая: Калви выплачивает деньги, снимаются претензии и в связи с этим закрывается уголовное дело».

«Изменение меры пресечения — позитивное событие, очень важно для их семей и бизнеса,— заявил “Ъ” бизнес-омбудсмен Борис Титов.— Вопрос лишь в том, надо ли было этих предпринимателей держать вначале в СИЗО, а потом под домашними арестами. Тем более что в законе прямо указано, что нельзя помещать предпринимателей под стражу».

В этой связи господин Титов выразил благодарность ВС, который учел данное обстоятельство, изменив меры пресечения.

«Это особенно важно, поскольку предприниматели несут ответственность за взятых на работу сотрудников и инвестиционные проекты,— отметил господин Титов.— Мы написали президенту, что в отношении бизнесменов надо чаще использовать залог, если установлено, что они не имеют возможности повлиять на следствие или свидетелей, с чем глава государства полностью согласился».

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)

Срочные новости!